Компенсация морального вреда опекуну

Содержание

Взыскание компенсации морального вреда допустимо в пользу не только пострадавшего, но и его родных

Компенсация морального вреда опекуну

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 8 июля № 56-КГПР19-7, в котором указал на правомерность взыскания компенсации морального вреда не только в пользу несовершеннолетней, пострадавшей от тепловоза, но и ее родственников.

Нахождение на железнодорожных путях повлекло инвалидность ребенка

Александр Нестеренко является дядей, а с 16 января 2015 г. и опекуном несовершеннолетних потерпевшей Анны Хватовой и ее родного брата. Дети проживали в семье Александра Нестеренко и его супруги.

В июне 2017 г. в результате наезда тепловоза, принадлежащего ОАО «РЖД», на группу людей, которые шли по колее железнодорожного пути, несколько человек погибли, а здоровью Анны Хватовой был причинен тяжкий вред. Позднее бюро медико-социальной экспертизы установило инвалидность девочки.

Дальневосточное СУ на транспорте СКР возбудило уголовное дело по факту нарушения правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта локомотивной бригадой тепловоза, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью ребенка и смерть троих человек.

ОАО «РЖД» получило представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь указал, что организация должна оборудовать соответствующий участок железной дороги оградительными приспособлениями, препятствующими свободному выходу граждан на железнодорожные пути, а также принять иные меры к повышению безопасности эксплуатации транспорта и повышению бдительности локомотивной бригады при прохождении данного участка. В октябре 2017 г. уголовное дело было прекращено в связи с отсутствием в действиях машинистов и их помощников состава преступления.

Позиции судов в отношении компенсации морального вреда и ее размера

Александр Нестеренко обратился в суд с исками о компенсации морального вреда как от своего имени, так и в интересах подопечных. С самостоятельными требованиями обратились также супруга опекуна и Владимир Виноградов – дядя пострадавшей и ее брата.

Унификация подхода к размеру компенсации морального вредаНеобходимы рекомендованные ВС РФ ориентиры для определения размера такой компенсации

Решением Надеждинского районного суда Приморского края от 1 марта 2018 г. требования опекуна и его жены были удовлетворены.

Суд исходил из того, что вред здоровью девочки был причинен источником повышенной опасности, и пришел к выводу, что в силу прямого указания закона с «РЖД» как владельца такого источника необходимо взыскать компенсацию морального вреда независимо от его вины.

При этом суд указал: положения ГК, предусматривающие, что вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит, а при грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения может быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, к спорным отношениям не применяются, поскольку Анна Хватова в силу возраста не могла отдавать отчет своим действиям.

В итоге суд определил компенсацию морального вреда, взыскиваемую в пользу пострадавшей девочки, в размере 3 млн руб.

Он исходил из того, что в результате травмирования ей была причинена боль, она испытала страх, страдания из-за полученных травм и в настоящее время физически неполноценна.

Суд указал, что до транспортного происшествия Анна показывала хорошие спортивные результаты, но теперь не может продолжать занятия – то есть продолжать жить полноценной жизнью, как ее ровесники.

Первая инстанция также добавила, что трагедия стала тяжелейшим событием в жизни ребенка, неоспоримо причинившим ему нравственные страдания. Поскольку лимит гражданской ответственности «РЖД» по договору страхования составлял 300 тыс. руб., суд взыскал эту сумму со страховщика, а остальные 2,7 млн руб. – непосредственно с организации.

Первая инстанция также взыскала компенсацию морального вреда в пользу брата Анны, а также опекуна девочки и его супруги. Суд решил, что им также были причинены нравственные страдания, вызванные тяжелой травмой близкого человека.

Также суд учел, что состояние девочки требует пристального внимания и заботы родственников, которые также испытывают стресс и переживания из-за случившегося и лишены возможности вести обычный образ жизни. С учетом степени нравственных страданий и индивидуальных особенностей родственников суд взыскал в пользу брата Анны компенсацию в 200 тыс. руб., а в пользу опекуна и его супруги – по 500 тыс.

руб. каждому, пояснив, что супруги совместно воспитывают и содержат пострадавшую. Опекун также просил взыскать расходы на лекарства, однако не смог подтвердить их.

Требования второго дяди девочки – Владимира Виноградова – не были удовлетворены. Суд указал, что он являлся неполнородным братом Александра Нестеренко, не является членом семьи пострадавшей и не проживал совместно с ней.
Критерии оценки морального вредаОб определении размера компенсации

Данное решение не устояло в апелляции – суд отказал всем родственникам девочки в компенсации морального вреда.

При этом апелляционная инстанция указала, что факт родственных отношений сам по себе не является достаточным основанием для удовлетворения требований о компенсации морального вреда, и пришла к выводу, что переживания родных за судьбу пострадавшей и ее состояние здоровья производны от физических и нравственных страданий последней. Как указал суд, в пользу девочки компенсация уже взыскана, а «двойное взыскание» в указанном случае закон не предусматривает.

Кроме того, апелляционная инстанция более чем вдвое снизила размер компенсации морального вреда, взысканного в пользу пострадавшей. Так, суд указал, что сумма в 3 млн руб. не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. По его мнению, необходимо было учесть, что девочка, находясь на железнодорожных путях, нарушила правила нахождения граждан в зонах повышенной опасности.

ВС поддержал выводы первой инстанции

Не согласившись с позицией суда апелляционной инстанции, супруги Нестеренко обратились с кассационной жалобой в Верховный Суд. В интересах указанных лиц в ВС также поступило кассационное представление заместителя Генпрокурора РФ Леонида Коржинека.

Рассмотрев материалы дела, ВС напомнил, что ранее в Постановлении Пленума от 20 декабря 1994 г. № 10 он разъяснял, что отсутствие в законе прямого указания на возможность компенсации морального вреда в рамках конкретных правоотношений не всегда означает, что потерпевший не имеет права на такое возмещение.

В поисках объективной оценки страданий потерпевшегоПочему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда

ВС подчеркнул, что требования о компенсации морального вреда родственникам потерпевшей связаны с причинением страданий лично им в связи с травмированием девочки – их родственницы и члена семьи. Как указано в определении, их нравственные и физические страдания выразились в утрате здоровья близким человеком, требующим постоянного ухода.

По мнению Суда, в результате происшествия было нарушено психологическое благополучие всех членов семьи, потерявших возможность продолжать активную общественную жизнь.

Более того, у них возникла необходимость нести постоянную ответственность за состояние пострадавшего ребенка, что привело к нарушению неимущественного права на родственные и семейные связи.

В обоснование свой позиции ВС сослался на ст. 30 Конституции РФ, ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также ряд норм СК РФ.

Верховный Суд напомнил, что опекун фактически принимает на себя функции родителя, несет ответственность за ребенка, обязан его воспитывать, заботиться о его физическом, психическом здоровье, духовном и нравственном развитии – то есть ребенок фактически становится членом семьи опекуна.

Как отмечается в определении, нравственные и физические страдания опекуна и его супруги обусловлены тем, что они приняли на себя обязанности по воспитанию и содержанию потерпевшей.

Указанное обстоятельство предполагает, что именно они обязаны заботиться о состоянии ее здоровья и его восстановлении после травм, об обеспечении лечения и последующей адаптации.

Нравственные страдания младшего брата пострадавшей, как указал ВС, также обусловлены переживаниями за состояние сестры как самого близкого родственника.

Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблемОт индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат

Кроме того, ВС не согласился с выводом апелляции о чрезмерности размера компенсации, взысканной в пользу несовершеннолетней. При этом он сослался на постановление ЕСПЧ по делу «Максимов (Макштоу) против России» от 18 марта 2010 г., где указано, что не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль и нравственное страдание.

Как отмечалось в постановлении, национальные суды всегда должны приводить достаточные мотивы, оправдывающие сумму компенсации морального вреда.

Отсутствие таких мотивов будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения.

При этом Верховный Суд напомнил, что в Постановлении Пленума от 26 января 2010 г.

№ 1 указано, что вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться с учетом фактических обстоятельств дела (характера деятельности, обстановки причинения вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего, его состояния).

Усмотрев в действиях девочки грубую неосторожность, апелляционная инстанция, как отмечается в определении, не учла, что Анна Хватова в силу малолетнего возраста не могла осознавать опасность своих действий и предвидеть их последствия.

Исходя из этого, Суд отменил апелляционное определение и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Адвокаты считают определение ВС важным и знаковым

Комментируя «АГ» определение ВС, адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Оксана Зубкова согласилась, что в данном случае отсутствует двойное взыскание, поскольку каждому родственнику был причинен моральный вред.

«Каждая трагедия с участием граждан, особенно детей, является строго индивидуальным случаем. Поэтому необходимо очень тщательно исследовать обстоятельства, отбросив формальный подход к данной категории дел», – добавила она.

Адвокат Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Фаст полагает, что данное определение можно отнести к категории знаковых.

«ВС крайне редко высказывает свое мнение относительно морального вреда. Например, такая позиция была сформулирована в Определении от 14 августа 2018 г.

№ 78-КГ18-38, которым размер компенсации был увеличен со 150 тыс. руб. до более чем 2 млн руб.», – пояснила она.

Эксперт указала, что из содержания документа можно сделать вывод о понимании высшей судебной инстанцией размера справедливой компенсации. «Этот вопрос является самым болезненным в нашей правоприменительной практике, – отметила она. – Размеры компенсаций остаются мизерными и отличаются в разы при схожих обстоятельствах.

Например, апелляцией Нижегородского областного суда 30 июля 2019 г. было оставлено без изменений взыскание 90 тыс. руб. морального вреда в пользу супруги погибшего на железнодорожных путях (дело №33-9047/2019)».

По мнению адвоката, определение ВС внушает надежду на изменения в судебной практике и взыскание справедливых компенсаций.

Ирина Фаст добавила, что ВС также подтвердил правомерность взыскания компенсации морального вреда в пользу родственников пострадавшего. По ее словам, ранее этот вопрос по-разному решался судами.

Как указала адвокат, ВС подчеркнул недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае.

Она сообщила, что зачастую суды снижают размер компенсации в пользу несовершеннолетнего именно по причине наличия его вины.

Эксперт полагает, что отдельного внимания заслуживает формальный подход при рассмотрении исков о возмещении вреда жизни и здоровью, особенно в случае привлечения к ответственности ОАО «РЖД», который в данном случае ВС пресек.

Ирина Фаст подчеркнула, что размеры компенсаций по таким делам мизерны, а судебные акты формальны и написаны «под копирку»: «Средний размер компенсации морального вреда по искам к ОАО «РЖД» в связи с гибелью близкого родственника составляет порядка 30 тыс. руб. – такие данные приводит сама компания».

По ее мнению, суды редко подробно рассматривают обстоятельства причинения вреда, считая обычно всех пострадавших виновными в случившемся и присуждая примерно равные по всей стране «мизерные компенсации».

Адвокат АП Московской области Кирилл Данилов отметил, что согласно официальной информации ОАО «РЖД», в 2018 г. ежедневно в России на железной дороге от наезда подвижного состава погибало четыре человека, еще три получали травмы, в основном тяжелые. И почти еженедельно погибало до трех детей.

Кирилл Данилов отметил, что в данном деле суд апелляционной инстанции необоснованно не применил позиции, сформулированные ВС достаточно давно.

Адвокат добавил, что считает важным применение Верховным Судом норм международного права: «ВС подчеркнул значимость применения и толкования норм Конвенции. Нижестоящие суды крайне редко применяют их, а также позиции ЕСПЧ, несмотря на их обязательность. К сожалению, единственная инстанция, которая “не боится” анализировать практику ЕСПЧ, – Верховный Суд», – подчеркнул он.

Кирилл Данилов также выразил удовлетворение позицией ВС в отношении взыскания компенсации морального вреда в пользу не только потерпевшего, но и его родственников.

При этом он отметил, что, если позиция высшей судебной инстанции по данному делу «укоренится» в практике нижестоящих судов, у многих владельцев источников повышенной опасности, в том числе и у владельцев автомобилей, возникнут серьезные материальные трудности. «То же “РЖД” понесет громадные материальные потери, – пояснил он.

– Если вспомнить, что каждый день гибнет не менее четырех человек, взять за константу сумму в 500 тыс. рублей, которая была присуждена по настоящему делу, и предположить, что у пострадавших есть не менее двух родственников, то компенсация морального вреда, которую могут взыскать родственники, составит более 2 млрд руб. в год.

И это без учета компенсации вреда самим пострадавшим. Это серьезная сумма даже для «РЖД», – полагает адвокат. В заключение он добавил, что именно такие экономические факторы могут стать серьезной преградой для укрепления и распространения указанной позиции ВС на практике.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vzyskanie-kompensatsii-moralnogo-vreda-dopustimo-v-polzu-ne-tolko-postradavshego-no-i-ego-rodnykh/

Взыскание морального вреда в рамках уголовного дела

Компенсация морального вреда опекуну

В соответствии с УПК РФ, а, точнее ст. 42, ч. 4, пострадавшее лицо вправе взыскать моральный вред в рамках уголовного дела. Для этого необходимо одновременно предъявить гражданский иск, который суд может рассмотреть попутно. Сумма ущерба не ограничена Законом. Однако окончательный размер определяется судом.

Потерпевшие довольно часто пользуются своим правом на возмещение морального вреда. Но, стоит отметить, что это достаточно сложный вопрос, требующий детального разбирательства.

Для определения факта наличия ущерба и суммы, подлежащей взысканию, суд должен установить основания, а также уровень их обоснованности.

Помимо этого, немаловажным является степень вины самого потерпевшего в произошедшем преступлении и обвиняемого.

Виды ущерба из-за преступлений

Виновным лицом может быть нанесен как моральный (физический, нравственный), так и материальный урон. Первый трактуется в соответствии с Законом, как причинение нравственных или физических страданий путем преступных деяний, нарушающих неимущественные права.

Верховный Суд в своем Постановлении определил перечень нематериальный благ, на которые «покушаться» прямо запрещено Законом. К числу их относятся: жизнь, здоровье, репутация, достоинство, право на тайну и неприкосновенность личной жизни.

Говоря более простым языком, взыскание морального вреда в рамках уголовного дела может производиться в случае, если:

  • был нанесен ущерб здоровью, что подтверждается медицинскими документами;
  • лицо пострадало в ДТП, и водитель был признан виновным в происшествии;
  • в отношении гражданина или его родственников было совершено преступление или произведена его попытка. При таких обстоятельствах не имеет значения, успел ли преступник довести дело до конца или нет;
  • гражданин был незаконно осужден, задержан;
  • было нарушено право человека на неприкосновенность жилья или личной жизни;
  • гражданин пострадал в результате бездействия;
  • испытал страдания вследствие распространения клеветнической информации.

Важно! Нематериальный ущерб взыскивается только при условии, если пострадавшей стороне или его представителю удалось доказать, что урон был нанесен в результате преступных действий обвиняемого. При этом последний должен быть признано виновным. При оправдательном приговоре рассматриваемый вред не взыскивается, так как подозреваемого гражданина суд посчитал не причастным к преступлению.

Материальный ущерб носит сугубо имущественный характер. Взыскивается он при условии, если в результате преступных действий потерпевшей стороне был нанесен материальный ущерб. Допустим, были испорчены вещи, украдены деньги, драгоценности и так далее.

При этом, попутно может быть взыскан и нематериальный урон, если удастся доказать, что пострадавший испытал вследствие финансовых или имущественных потерь страдания.

В соответствии с судебной практикой, чаще всего материальный урон взыскивается при следующих обстоятельствах:

  • страховая фирма отказалась выплачивать положенные по договору деньги;
  • в результате неправомерных действий произошло затопление или пожар;
  • потребителю был реализован некачественный товар;
  • одна из сторон нарушила пункты договора;
  • в результате преступных действий по вине осужденного было уничтожено либо повреждено имущество.

Основания возмещения вреда, причиненного преступлением

Возмещение морального вреда по уголовному делу производится по двум основаниям: процессуальному или материальному.

Процессуальное основание – это гражданский иск потерпевшего, который обычно заявляется в рамках рассмотрения уголовного дела. Гражданский иск может подаваться не только потерпевшей стороной самостоятельно, но и ее представителем, а также прокурором.

Судебная инстанция не имеет права взыскать возмещение по собственной инициативе, так как требование возмещения морального ущерба  – это диспозитивное процессуальное право потерпевшего.

На заметку! Диспозитивность – является юридической категорией, характеризующей свободу распоряжения правового субъекта своими правами. Примерами диспозитивного права могут быть, например, возможность обжалования приговора или решения органов власти. Проще говоря, диспозитивное право определяет допустимость выбора (хочу – пишу жалобу, а не хочу – не пишу).

Помимо этого, деньги не присуждаются в отношении граждан, которые не были признаны потерпевшей стороной.

Для лучшего понимания приведем пример. Гражданин Н. был осужден за нанесение тяжких телесных повреждений. Интересы пострадавшей стороны в суде представляла мать И. В результате рассмотрения дела было взыскано в пользу истца 450 тыс. руб.

При этом, 400 тыс. руб. присудил в пользу потерпевшего К., а 50 тыс. руб. – в пользу его законного представителя И. Верховный Суд в лице коллегии указал, что присуждение 50 тыс. руб. в пользу И.

– ошибочно, так как последняя не является потерпевшей.

Основанием компенсации морального вреда может выступать и материальная составляющая. Чтобы данное основание установить как правомерное и обоснованное, необходимо получить ответ на 3 главных вопроса:

  • предусмотрено ли действующим Законом взыскание нематериального урона в конкретно взятом случае?
  • был ли в действительности причинен потерпевшей стороне такой ущерб?
  • есть ли взаимосвязь между причиненным уроном и действиями подсудимого?

Приведем пример. Подсудимый О. был осужден за кражу личных вещей из квартиры гражданки Л. Последней был предъявлен гражданский иск о компенсации морального вреда в размере 30 тыс. руб. Суд требование удовлетворил, однако осужденный О.

приговор обжаловал в силу несогласия с фактом взыскания денег. Но вышестоящая инстанция оставила решение без изменений, мотивировав это тем, что в результате своих преступных действий осужденный О. нарушил конституционное право Л.

в части неприкосновенности ее жилища.

Заявление о компенсации

Для взыскания компенсации морального вреда в уголовном деле необходимо написать исковое заявление. При его составлении нужно руководствоваться ст. 131, ч. 2 ГК РФ.

Что следует указать в иске в обязательном порядке:

  • наименование судебной инстанции;
  • сведения об истце и ответчике. Это: Ф. И. О., адрес прописки и (или) фактического места проживания, контактный телефон. Следует указать и другие данные об ответчике, если они известны истцу (паспортные данные, место работы и так далее);
  • основание иска (что было нарушено и каким образом нанесен ущерб);
  • доказательства того, что нематериальный урон был действительно причинен;
  • требования в отношении цены иска;
  • подтверждение осуществления попыток досудебного урегулирования спора (если это имело место быть);
  • перечень бумаг, прилагаемых к иску.

Если сумма иска составляет менее 50 тыс. руб., то подавать заявление следует в мировой суд. Если же цена превышает указанный размер, то исковое заявление направляется в районную инстанцию.

На заметку! Среди вариантов и способов компенсации морального вреда стоит отдельно выделить добровольный порядок возмещения ущерба виновной стороной. Данный факт в обязательном порядке учитывается судом, причем даже при вынесении приговора по уголовному делу. То есть, если обвиняемый по собственной инициативе выплатил деньги, то приговор может быть смягчен.

Критерии определения размера компенсации

Для определения размера возмещения физического или нравственного ущерба четкого алгоритма в Законе нет. ГК РФ определяет лишь обобщенные критерии, которые обязан учитывать суд при определении суммы. К ним относятся следующие:

  • степень страданий пострадавшего;
  • характер совершенного преступление и, как следствие вины обвиняемого (осужденного). Здесь крайне важным является факт наличия или отсутствия умысла совершить преступное деяние и нанести тем самым урон;
  • принцип справедливости и разумности (то есть, размер возмещения должен соответствовать причиненному подрыву здоровья или нравственного состояния);
  • иные обстоятельства (допустим, масштаб распространения клеветы и характер сведений).

Характер и степень физических и нравственных страданий потерпевшего

Определяя степень и характер нравственных и физических страданий, в судебной инстанции должны учесть:

  • индивидуальные особенности пострадавшего (пол, состояние здоровья, возраст);
  • происходившие события, в результате которых урон был причинен;
  • поведение обвиняемого после совершения преступных деяний (вызвал ли скорую помощь, скрылся или остался на месте происшествия, пытался ли самостоятельно помочь и так далее);
  • поведение жертвы во время преступления.

Под характером страданий и морального вреда в уголовном праве понимается именно содержание первых.

Это могут быть, допустим, страдания, причиненные вследствие смерти родственника либо физическая боль, проявившееся в результате нанесения побоев. Под степенью страданий понимается их глубина.

То есть то, насколько сильно переживала жертва из-за случившегося, и насколько серьезным было правонарушение.

Учитывая последнее, в качестве примера приведем следующие источники возникновения права на возмещение:

  • смерть человека. Если в результате преступления был кто-то убит, то можно добиться взыскания достаточно большой суммы. Но здесь важную роль сыграет наличие либо отсутствие умысла у обвиняемого причинить смерть. Когда человека убивают умышленно и судят по ч. 1 ст. 105 УК РФ, то взыскивают в среднем 800 тыс. – 1 млн. руб. и более;
  • тяжкий урон здоровью (ст. 111) – также является серьезным правонарушением. Но, при этом, стоит учитывать, что причинить существенный вред здоровью и убить – это разные вещи. Поэтому в случае, например, нанесения даже тяжких побоев, размер возмещения будет меньше, чем при причинении смерти. Но и здесь все не так однозначно. Когда убийство происходит по неосторожности или в состоянии аффекта, то обвиняемый судится уже не по ст. 109 или 107 УК РФ. И это – менее тяжкие статьи, нежели ст. 111;
  • при причинении физической боли, не принесшей значительного ухудшения здоровья (ч. 1 ст. 116), также можно взыскать и компенсацию. Но сумма будет небольшой, обычно это 10-50 тыс. рублей.

По минимум нематериальный урон возмещается при нарушении неприкосновенности частной жизни или жилища. В большинстве случаев то же касается и клеветы (но не всегда).

Степень вреда

От степени нанесенного урона напрямую зависит размер его возмещения. Степень, в свою очередь, определяется глубиной страданий, а также:

  • источником возникновения нематериального ущерба, связанного с нравственным или физическим вредом;
  • характером правонарушения;
  • продолжительностью страданий;
  • изменением образа жизни пострадавшего.

Приведем пример. Обвиняемый К. был признан виновным в совершении преступления по ст. 111, УК РФ. То есть, за причинение тяжкого урона состоянию здоровья.

В результате совершенного деяния пострадавший был признан инвалидом 3 нерабочей группы, что повлияло на решение суда как в части наказания, выразившегося в лишении свободы осужденного, так и в части суммы взыскания нематериального урона.

Такое решение было обосновано тем, что последствия правонарушения оказали влияние на образ жизни жертвы в худшую сторону.

В результате пострадавшему присудили 1 млн. руб. Также с осужденного были взысканы алименты в размере 20 тыс. руб. ежемесячно на содержание жертвы, ставшей нетрудоспособным в результате совершенного незаконного деяния.

Степень вины потерпевшего

При оценке степени вины жертвы учитываются 4 критерия, являющихся основными:

  • наличие умысла (когда пострадавший либо знает о последствиях, либо вовсе их сам провоцирует). Если такой умысел усматривается и доказывается, то ни о каких деньгах и речи идти не может;
  • факт грубой неосторожности пострадавшего (при таких обстоятельствах средств взыщут меньше);
  • аморальное, противоправное поведение. Несмотря на то, что подобные обстоятельства с морально-этической точки зрения могут провоцировать причинителя ущерба, при рассмотрении подобных дел они в учет не берутся, так как не несут умысла за собой (опять же, уж очень спорный это момент);
  • отсутствие вины пострадавшего (обстоятельство, не дающее возможности уменьшить размер).

Степень вины обвиняемого

Степень вины обвиняемого должна подлежать оценке при условии, что преступление стало основанием и причиной возмещения ущерба. Если степень вины оценке подлежит, то судом будет учтена субъективная сторона преступления (форма вины, например, а также роль каждого из соучастников при совместном совершении правонарушения).

При определении размера не менее важным является наличие умысла. Если он отсутствовал, то компенсация будет снижена.

Иногда степень вины и вовсе не подлежит оценке. То есть, деньги взыскиваются в любом случае (ст.1100 ГК РФ).

Имущественное положение обвиняемого и размер компенсации

Финансовое положение обвиняемого также учитывается. Сумма может быть уменьшена, но только при условии, что у причинителя ущерба отсутствовал умысел нанести урон и совершить правонарушение в принципе (убийство по неосторожности, например).

Если обвиняемый трудоспособен, но у него нет работы, денег, то это обычно во внимание не берется.

Источник: https://nashedelopravoe.ru/stati/kak-vzyskat-moralnyj-vred-v-ramkax-ugolovnogo-dela.html

Верховный Суд разъяснил, что сирота имеет право на взыскание с учреждения, в котором находился на полном государственном обеспечении, убытков и морального вреда в случае, если учреждение не приняло все меры, направленные на защиту прав и законных интересов воспитанника

Компенсация морального вреда опекуну

Алина Г. осталась без попечения родителей в 2001 г. и была устроена в социальный приют. В 2003 г. одинокую мать несовершеннолетней лишили родительских прав, в связи с чем Алина была направлена в школу-интернат, где находилась на полном государственном обеспечении.

В 2004 году мать девочки умерла.

В соответствии с законодательством, Алина Г. имела право на получение социальной пенсии по случаю потери кормильца с момента смерти ее матери, однако такая пенсия была назначена ей только в 2012 году, после обращения в прокуратуру родственницы несовершеннолетней.

В связи с указанными обстоятельствами, Алина Г., будучи совершеннолетней, в 2017 году обратилась в суд с иском, в котором просила взыскать со школы-интерната недополученную социальную пенсию за период с момента смерти матери до момента, когда пенсия была назначена (в 2012 году), а также компенсацию морального вреда.

В материалы дела школой-интернатом были предоставлены сведения, согласно которым в период с 2008 года по 2011 год школой-интернатом предпринимались действия по поиску матери Алины Г., а именно направлялось объявление ее в розыск, запрос о месте проживания, заявление о признании ее безвестно отсутствующей. Однако ответы на указанные заявления и запросы не поступали.

Суд первой инстанции удовлетворил иск частично. Суд взыскал недополученную сиротой пенсию за период с момента смерти матери до момента, когда пенсия в 2012 году была назначена; в удовлетворении требования о компенсации морального вреда было отказано.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Алины Г.

, суд первой инстанции исходил из того, что школой-интернатом как учреждением, под опекой которого находилась девочка, ненадлежащим образом были исполнены обязанности по защите ее прав, поскольку с 2003 по 2008 год учреждением не проводилась работа по установлению местонахождения матери несовершеннолетней, учреждение, направляя запросы об установлении местонахождения и о розыске матери Алины Г., не предпринимало мер к получению ответов на них, тем самым не проявило достаточной степени заботливости и внимания к несовершеннолетней.

В удовлетворении исковых требований Алины Г.

о компенсации морального вреда суд первой инстанции отказал, сославшись на то, что исковые требования о взыскании недополученной пенсии направлены на защиту имущественных интересов, а именно на реализацию права на получение социальной пенсии, тогда как моральный вред подлежит компенсации только в случае нарушения личных неимущественных прав либо посягательства на принадлежащие гражданину личные неимущественные блага.

Школой-интернатом на указанное решение была подана апелляционная жалоба. Апелляционной инстанцией решение суда первой инстанции было отменено, в удовлетворении иска отказано.

Отменяя решение суда первой инстанции в части удовлетворения исковых требований о взыскании недополученной социальной пенсии по случаю потери кормильца, суд апелляционной инстанции, ссылаясь на положения статей 15, 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, указал на то, что привлечение школы-интерната к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков возможно только при установлении совокупности условий, а именно: доказанности наличия убытков у истца и их размера; противоправности поведения опекуна; наличия причинно-следственной связи между противоправным поведением опекуна и возникшими у истца убытками.

Суд апелляционной инстанции полагал, что в данном случае совокупность названных условий отсутствует, поскольку школа-интернат предпринимала меры к установлению местонахождения матери опекаемой воспитанницы Алины Г.

Суд апелляционной инстанции в обоснование решения об отказе в иске также привел довод о том, что основным функционалом школы-интерната являлось осуществление образовательных программ, и нарушений в уставной деятельности учреждения в отношении Алины Г. не установлено.

В отношении искового требования о компенсации морального вреда суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о том, что взыскание морального вреда возможно только по неимущественным нарушениям, в то время как невыплата социальной пенсии является имущественным нарушением.

Не согласившись с актами нижестоящих судов, Алина Г. направила кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, которая истребовала дело и рассмотрела кассационную жалобу сироты по существу.

Верховным Судом РФ акты судов первой и апелляционной инстанций были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что в соответствии с рядом норм международного права и федерального законодательства, во всех действиях государственных и иных организаций, совершаемых ими в отношении детей, приоритетным является наилучшее обеспечение интересов ребенка.

Школа-интернат, являлась законным опекуном (попечителем) Алины Г.

, на учреждение возлагались обязанности по наилучшей защите ее прав и законных интересов, однако, эти обязанности школой-интернатом были нарушены, поскольку учреждение не предприняло меры, направленные на получение свидетельства о смерти матери Алины Г., чтобы затем обратиться в Пенсионный фонд с заявлением о назначении воспитаннице социальной пенсии по потере кормильца.

Вместо указанного, школой-интернатом предпринимались меры, направленные на розыск и установление местонахождения матери Алины Г., хотя необходимо было осуществлять меры, направленные на получение свидетельства о ее смерти.

Верховный Суд РФ также отметил, что для взыскания убытков действительно необходима совокупность условий, при наличии которых убытки подлежат взысканию.

Однако, на причинителе вреда (в данном случае, на школе-интернате) лежит обязанность доказать отсутствие вины и бремя доказывания правомерности его поведения. В обстоятельствах дела Алины Г. отсутствие вины ответчика им доказано не было, при том, что Алиной Г.

, как потерпевшей, были представлены доказательства, подтверждающие наличие вреда (в данном случае убытков в виде недополученной социальной пенсии).

Верховный Суд РФ также указал, что помимо образовательных функций, в соответствии с Уставом учреждения, на школу-интернат возложены обязанности по защите прав и законных интересов детей, помещенных под надзор школы-интерната.

В отношении требования Алины Г. о компенсации морального вреда, Верховный Суд РФ указал, что имущественное требование о взыскании социальной пенсии неразрывно связано с неимущественными благами ребенка-сирота, такими как право на достойные условия жизни, поддержание жизнедеятельности, сохранение здоровья и благополучия — иными словами, на обеспечение достоинства личности.

Таким образом, учитывая тесную связь имущественного права с обеспечением необходимого жизненного уровня и достоинства личности — т.е. с неимущественными благами, право требовать компенсацию морального вреда за истцом сохраняется.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 09 сентября 2019 г. № 66-КГ19-8 размещено на сайте Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» в разделе «Судебная практика», «Решения высших судов».

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» реализует проект «Юридическая помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, их законным представителям и представителям» за счет средств, предоставленных Фондом президентских грантов.

Источник: http://souchastye.ru/verxovnyj-sud-razyasnil-chto-sirota-imeet-pravo-na-vzyskanie-s-uchrezhdeniya-v-kotorom-naxodilsya-na-polnom-gosudarstvennom-obespechenii-ubytkov-i-moralnogo-vreda-v-sluchae-esli-uchrezhdenie-ne-pr/

Компенсация морального вреда опекуну

Компенсация морального вреда опекуну

Вам причинен моральный вред? Хотите получить достойную компенсацию? Поможем Вам! Соберем необходимые доказательства и подготовим документы. Оценим фактические обстоятельства дела. Защитим Ваши права в суде!

ЗВОНИТЕ: +7 (343) 201-81-81

Как получить компенсацию морального вреда?

Под моральным вредом действующее российское законодательство подразумевает нравственные или физические страдания, которые причинены лицу посягательством на:

► Принадлежащие от рождения нематериальные блага (жизнь, здоровье, честь, достоинство, деловая репутация и т.д.);

► Личные неимущественные права (право на имя, право авторства и т.д.);

► Имущественные права (в случаях, предусмотренных законом).

Данная категория вреда заключается в психических переживаниях из-за утери родственников, раскрытия семейной, врачебной тайны, потери работы, из-за распространения каких-либо сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию.

Кроме того это понятие включает в себя также и физическую боль, испытываемую в связи с причиненным вредом здоровью, нанесенным увечьем.

Институт компенсации морального вреда имеет важное значение для регулирования гражданских правоотношений, а также для  обеспечения гарантий конституционных прав и свобод граждан.

Нормативное регулирование порядка компенсации морального вреда содержится в Гражданском кодексе РФ. Ряд разъяснений по этому поводу содержится в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от «20» декабря 1994 года № 10.

Компенсация морального вреда представляет собой выплату денежной суммы, размер которой может быть определен только судом.

https://www.youtube.com/watch?v=5Rj4WjoZSz4

Таким образом, для компенсации причиненного Вам морального вреда необходимо обращаться в суд с соответствующим заявлением.

Судебная практика по компенсации морального вреда

Следует отметить, что законодатель не устанавливает определенных, фиксированных размеров компенсации морального вреда для конкретных ситуаций, как и рамок для судейского усмотрения при разрешении подобных дел. Все это обуславливает большое количество спорных момент при определении размера компенсации.

Размер компенсации вреда не может одинаковым для каждого из потерпевшего в сходных ситуациях.

Обстоятельствами, имеющими значение для дела и подлежащими обязательному установлению судом, являются:

► Сам факт причинения нравственных и физических страданий гражданину;

► При каких обстоятельствах это произошло, какими действиями причинены указанные выше страдания;

► Какие  страдания перенесены лицом, в какой сумме он оценивает компенсацию перенесенных страданий;

► Степень вины причинителя вреда и другие обстоятельства.

Таким образом, в суде необходимо будет доказать сам факт причинения вреда, повлекшего физические и нравственные страдания, а также наличие причинной связи между вредом и действиями причинителя.

При этом вред может быть причинен как действиями, например распространение сведений, порочащих честь, достоинство, так и бездействием – неоказание медицинской помощи лицом, обязанным ее оказать, что повлекло ухудшение здоровья гражданина.

Причинитель вреда должен будет доказать в суде, что его действия были полностью правомерны, а также необходимо доказать отсутствие вины.

Если же человек осознает противоправность своих действий, предвидит наступление негативных последствий  и желает их наступления, либо же не желает их, но допускает такую возможность, то значит он совершает их умышленно.

При неосторожной форме вины, лицо не предвидит последствий своего противоправного поведения, хотя должно было, либо же надеется легкомысленно их предотвратить.

Статья 1100 ГК РФ предусматривает случаи, когда моральный вред компенсируется независимо от наличия вины:

► В случае причинения вреда источником повышенной опасности;

► Если вред причиняется незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности, незаконным заключением под стражу, административным арестом или же привлечением к исправительным работам;

► При причинении морального вреда распространением порочащих честь, достоинство, деловую репутацию сведений. Данное положение имеет особое значение в связи с тем, что довольно часто человек, получив информацию от одного  лица, распространяет ее, считая достоверной.

Однако такое лицо также должно быть привлечено к ответственности в виде компенсации морального вреда. При этом возможности предъявления регрессных требований к первоисточнику порочащей информации законодательство не предусматривает.

Кроме того, суд может рассмотреть требование о компенсации нравственных или физических страданий, предъявленное самостоятельно. Дело в том, что моральный вред не находится в непосредственной зависимости от имущественного ущерба.

Следует также уделить внимание вопросам срока исковой давности для предъявления требований компенсации морального вреда.

Источник: https://hoz-molotok.com/kompensatsiya-moralnogo-vreda-opekunu/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.